Главная » Статьи » Мои статьи

судейство_Верещагин_29.01.2018

«Всего» два протеста или о женской логике

 Игорь Верещагин

 

       Приблизительно месяц прошел с окончания чемпионата мира по быстрым шахматам и блицу в Саудовской Аравии. Сначала хотел сказать, что страсти улеглись. Потом, судя по проявленному к этому событию интересу в Интернете,  понял, что особых страстей и не было. Может причиной этого был наступающий Новый год, может что-то еще, но факт остается фактом. Да, называли рекордные призовые: 2 миллиона долларов США. Была упомянута история с протестом на партию Карлсен – Инаркиев. Совсем незамеченным прошел протест на партию Грищук – Мамедьяров, что гораздо серьезнее и интереснее. Прочитал несколько странную интерпретацию некоторых околошахматных событий в интервью Анны Музычук и Марины Макарычевой. Поскольку свидетелем многого был лично, попробую высказать свою точку зрения на события. Кроме того, приходится постоянно отвечать на историю с двумя протестами. Итак..

          На сайте ФИДЕ есть отчет Председателя Апелляционного комитета соревнования, Американского континентального президента Хорхе Вега. Привожу их со своими комментариями.

1.              «Женщинам разрешили не носить традиционные для страны хиджаб или абайю». Добавлю еще, что женщинам предложили одевать брюки. Последнее, скорее всего, из-за опасения, что кто-то решится надеть юбку, почти ничего не закрывающую. Традиционно коренные жительницы королевства носят длинное черное платье. Играть, конечно, в этом неудобно, но такая одежда и не для спорта создана. В данном случае это разрешение пошло только на пользу женской части турнира, освободив их от размышлений, надо ли брать с собой более подобающую, хотя бы для церемонии открытия и закрытия, одежду. Иначе, за редким исключением, только там можно и вспомнить, что за женские команды играют женщины, а не лица другого пола. Что касается хиджаба, то по моим наблюдениям, его носят процентов 20% жительниц столицы, и то, больше по привычке. Платки, естественно, обязательны. Ими, по крайней мере, в соответствие с инструкциями  женщины были обеспечены. Правда, пользоваться дополнительным гардеробом было некогда. Завтрак заканчивался в 9, полдник начинался в 11. Потом автобусы и игровой комплекс. Так что платок надо было одевать при выходе за пределы всей системы турнира, но и только. Может кто-то взял платок на память. Здесь уместно привести цитату из вышеупомянутого интервью Анны Музычук: «Я поехала в Иран (имеется в виду чемпионат мира 2016 года – ИВ) , не совсем представляя те ощущения, о которых идёт речь. Эти ощущения, несомненно, привели меня к определённым выводам, и я решила бороться. Мне кажется, подобная позиция из уст действующей чемпионки мира не может быть проигнорирована. Посмотрим, как будут обстоять делать на следующий год». С женской логикой не поспоришь: играть в платке в Иране можно, а в Саудовской Аравии без платка нельзя. 

        Еще одну цитату из твиттера Анны Музычук привела в своем интервью Независимой газете Марина Макарычева: «Я решила не ехать, не играть по чьим-то правилам, не носить абайю, не заботиться о том, чтобы меня обязательно кто-то сопровождал на улице, и вообще не чувствовать себя второсортным существом». Надо думать, не второсортными существами чувствовали себя остальные участницы чемпионата. О сопровождении женщин. Последними новостями из королевства были разрешение женщинам водить машину и посещать стадион без сопровождения. На стадионе не был. Не до этого. Женщин на улицах мало. Во-первых, им есть. чем заниматься дома, и, во-вторых, большинство горожан – это приехавшие на заработки жители других арабских стран, а также Индии, Бангладеш, Пакистана и друвгих стран, естественно, мужского пола.  Я специально взял билет на ночной рейс (Новый год встретил в самолете. но уже на земле в аэропорту Дубая), чтобы иметь хоть какую-то возможность познакомиться с городом. Приблизительно четыре часа ходил по центру столицы (с заходом в Национальный музей) и могу заявить: женщин действительно не много, но таковые встречаются, и, как ни странно, даже без сопровождения. 

 

            Что касается дресс-кода, то его труднее было соблюдать мужчинам. Пиджаки очень неудобны для игры в шахматы вообще, а в быстрые и блиц особенно. Рукав пиджака грозит сбить фигуру, а если часы находятся на другой стороне от руки, которую шахматист использует при игре, то и не одну. Первое, что делало подавляющее большинство игроков, это вешали пиджаки на спинки стульев. Мне приходилось носить этот элемент одежды. Учитывая, что только за два дня до отъезда я получил извещение, что нужен пиджак именно темного цвета с последующими после этого материальными затратами  и потерей времени, можно представить, с какой радостью по приходе в гостиницу я сбрасывал с себя эту часть гардероба. Впрочем, как и все остальное. Благо размещение было одноместным.

 

 

2.       «Женщины и мужчины будут играть в одном игровом помещении». Как ни странно, но это имело свою отрицательную сторону. Часто одна партия затягивалась (не говоря уже о случаях с подачей протеста), начало следующего тура в обоих турнирах откладывалось, хотя жеребьевка одного из них могла быть готова. 

3.            «Визы для игроков из Ирана, Катара и Израиля». По утверждению Вега, была достигнута договоренность о том, что все игроки из всех стран, имеющие право выступать на чемпионате, получат визы. С первыми двумя странами все обошлось. Иранцев я не встречал, а с моим хорошим знакомым Мухамадом Аль-Модияхи из Катара пообщался. Он неоднократно приезжал в Россию. Любителям шахмат гроссмейстер мог запомниться, как обошедший самого Каспарова на Олимпиаде в Ереване в 1996 году по лучшему результату на первой доске. В одном из интервью Гарри Кимович высказался по этому поводу типа того, что у него в сеансах таких соперников не бывает, как те, с кем играл будущий муж чемпионки мира. Тем не менее, факт остается фактом. 

        Что касается Израиля, то возможный приезд игроков из земли обетованной можно было сравнить со вселенским потопом, по крайней мере на территории аравийской пустыни. Благодаря товарищу Трампу из США, назвавшего Йерусалим единой столицей Израиля, чудо не случилось. Последовали массовые выступления арабов, правда, направленные почему-то не против страны, суперобразованный и сверхтактичный гражданин которой это произнес, а против страны, которую тот упомянул. Отсутствие логики, оказывается, свойственно не только женщинам. Вспоминаю по этому случаю такой анекдот: мужик стоит перед памятником Гоголя и спрашивает проходящих мимо: Это кто?

-Писатель Гоголь

-Который написал «Муму?»

-Нет, «Муму» написал Тургенев.

-Странно. «Муму» написал Тургенев, а памятник поставили Гоголю.           

           

           Продолжу цитировать Макарычеву: «Следует подчеркнуть, что «саудовская ситуация» принципиально отличалась от всех возникавших ранее политических проблем, которые рикошетом били по шахматам. Ведь одно дело, если представители той или иной страны решают не участвовать в официальном турнире сами, мотивируя свой отказ политическими обстоятельствами или соображениями безопасности, а совсем другое – если на официальное международное соревнование их не допускают организаторы. Вспомним в связи с этим, что в бакинской Олимпиаде 2016 года не участвовали мужская и женская сборные Армении, однако организаторы всемирного форума не только приглашали их, но и обещали принять особые меры безопасности, которые позволили некоторым армянским арбитрам приехать на главный турнир международного шахматного календаря». Насколько я знаю, линейных арбитров из Армении в Баку не было. Что касается Ашота Вардапетяна, то он входил в техническую группу, которой ежедневно подавали автомобиль для доставки из гостиницы на место соревнования и обратно. Не думаю, что он нуждался «в особых мерах» безопасности» в гостинице и спортивном комплексе (напрашивается аналогия с разрешением не носить абайю в Эр-Риаде). И «саудовская ситуация» ничем не отличалась от «лас-вегасской ситуацией», когда для участия в Чемпионате мира так и не получили визы шахматисты Сирии и Ирана. Один товарищ из России по фамилии Путин (не такой образованный и культурный, как вышеупомянутый товарищ из США) назвал это двойным стандартом. Надо было тогда и осуждать ФИДЕ за то, что та подписала контракт с Шахматной федерацией США. 

             Еще цитата:  «Отказался играть в чемпионате и один из сильнейших блицоров мира американец Хикару Накамура. «Проведение шахматного соревнования в стране, в которой нарушаются все основные права человека, – это ужасно. Ведь шахматы – это игра, объединяющая людей, поэтому шахматисты не должны быть разделены по религии или стране происхождения», – написал он в своем посте». Надо думать, что права сирийского и иранского шахматистов при проведении чемпионата мира в Лас-Вегасе нарушены не были. Что касается прав человека вообще, то это особенно удивительно слышать от гражданина страны, где в некоторых штатах разрешено приговаривать к смертной казни беременных женщин. Конечно, если под основными правами человека не иметь в виду право менять свой пол туда и обратно. ..Что касается моих прав, то они были нарушены. Целых семь дней был сухой, как банный лист. Даже в самолете авиакомпании «Эмирейтс», выполнявшем рейс Эр-Рияд – Дубай, отметить наступающий Новый год не удалось. Все было в шкафу, но под замком. Поприветствовать уже наступивший Новый год удалось только в самолете этой же авиакомпании, но по дороге в Москву. Как говорится, шахматы требуют жертв.  

 

             Вряд ли я стал бы тратить время на описание недельного пребывания в до недавнего времени совершенно недоступной стране, если бы не две истории, которые, правда, не потрясли турнир, но оставили неприятные воспоминания у шахматистов. Чемпионат мира в Саудовской Аравии по быстрым шахматам и блицу проводился не по правилам стандартных шахмат, а по правилам именно быстрых шахмат и. соответственно, блица. В Правилах шахмат для разграничения этого применяется термин «адекватное наблюдение». Лично мне это словосочетание кажется для русского языка несколько странным (например, может ли быть адекватное наблюдение со стороны неадекватного наблюдателя), но сейчас не об лингвистических нюансах. Положение о чемпионатах мира принимается специальной комиссией ФИДЕ (сейчас ее возглавляет исполняющий обязанности Президента ФИДЕ Георгиус Макропоулос), и судейская коллегия принимает этот документ, как данность. Такие правила позволяют, с одной стороны, обойтись без одного арбитра на партию, с другой, уже первый замеченный (доказанный) невозможный ход (а также приравненные к этому действия в виде игры двумя руками, переключения часов без осуществления хода и т.п.) ведет к поражению. Кроме того. допускается продолжение игры при незамеченном невозможном ходе. но именно ходе, а не невозможной позиции (исключение сделано для непревращенной пешке и ситуации, когда оба короля находятся под шахом).  Ситуацию, случившуюся в партии Карлсен – Инаркиев, комиссия ФИДЕ по правилам рассматривала еще в 1998 году на Конгрессе ФИДЕ в Элисте. Сейчас под рукой у меня нет протоколов заседания этой комиссии, как и книги «Правила шахмат»(Издательство «Терра-спорт», кажется 1999 г.), поэтому приведу заключение приблизительно и по памяти: «На вопрос, следует ли наказывать игрока, не заметившего невозможный ход соперника, был дан отрицательный ответ». С тех пор принципиально ничего не изменилось.

          В злополучной партии Инаркиев оставил короля под шахом, а когда Карлсен ответил нормальным ходом, остановил часы и заявил о невозможном ходе соперника. Ситуация выглядела еще более некрасивой, поскольку позиция Инаркиева была намного худшей (нельзя формально сказать проигранной, потому что для выигрыша соперник должен не умереть до того, как поставит мат). Знал ли Инаркиев об этой тонкости? Вряд ли. А если и знал, то сто раз мог забыть при очень напряженном графике соревнования. Знал ли об этом член судейской комиссии ФИДЕ, отвечавший за эту партию? Как выясняется, нет. Маленькая разница между игроком и судьей: последний получает гонорар за то, чтобы кое-что знать и выполнять. 

Здесь уместно вспомнить историю с партией Раджабов – Эльвест во время чемпионата мира по нокаут-системе в Москве в 2001 году. Линейный судья установил часы в блице с режимом без добавления времени на каждый ход. Кроме того, он (или его коллега) не удосужились хотя бы раз взглянуть на часы, чтобы убедиться в том, что добавка времени происходит. Эта была первая ошибка. Гланый судья мог принять одно из двух решений: оставить результат в силе (частично и игроки виноваты в том, что не обратили внимания на часы), или переиграть партию. Решение было более чем странным: предложить играть вторую партию микроматча, а потом доигрывать первую партию с конечной позиции с добавкой времени. Это усугубило ситуацию. Результат второй партии был ясен. С учетом огромного перерыва после окончания первой партии ее результат тоже был предопределен. Раджабов подал протест, который был отклонен.

         Что-то похожее было и в партии Карлсен – Инаркиев. Как я уже отметил, Эрнесто сделал ход, который оставил его короля под шахом. Магнус на такой шедевр не среагировал, сделал ответный ход, после чего Инаркиев остановил часы, обратился к линейному арбитру с просьбой зафиксировать свою победу, что тот и сделал. Эта была первая ошибка: судья не разобрался в ситуации. В отчете Апелляционного Комитета (далее АК) говорится, что судья не видел первого невозможного хода, что само по себе странно: эта партия игралась на сцене и транслировалась на экран для всех зрителей. Но все было еще поправимо. Теоретически, не только игрок, но и судья могут, например, забыть, как ходит конь. Если есть хоть один процент сомнения, то надо было обратиться за консультацией к главному арбитру чемпионата Николопоулосу, который постоянно находился в зале. При этом игроки оставались бы на своих местах. Конфликт был бы решен. Судья Карлос Диас этого не сделал, а поспешил передать результат для жеребьевки очередного тура. Это было второй ошибкой.

                Разборка с участием главного арбитра проходила уже на общей игровой площадке. Именно эта ситуация запечатлена на кадре, который был на официальном сайте чемпионата. Николопоулос решение линейного судьи отменил и, в соответствие с Правилами, предложил продолжить партию, что для Инаркиева фактически означало проигрыш. Фактор времени и здесь был решающим. Инаркиев продолжить партию отказался. Победа (уже в лучшей позиции) была присуждена Карлсену. Последовал протест, который был единогласно отклонен АК.

                 А вот как описывает ситуацию Эрнесто Инаркиев в интервью газете «Московский комсомолец» от 27 января 2017 г.: «В партии с Магнусом мы оба не увидели, что моему королю объявлен шах, более того, в ответ я тоже объявил шах. Для блица в городском клубе ситуация достаточно обычная, в правилах даже есть раздел, он называется “невозможный ход”, а для соревнования высокого уровня — это, конечно, редкость. За невозможный ход по правилам ставится поражение. Я первым ошибся, и Магнус мог просто зафиксировать победу, указав на мою ошибку (мог, не не обязан –ИВ). Вместо этого он, не заметив моего промаха, сделал ход в ответ (имел право – ИВ), который совершенно очевидно является также невозможным (совершенно очевидно, что по действующим правилам быстрых шахмат и блицу он не является невозможным. Нелегальной является позиция - ИВ).Я это сразу же увидел и потребовал присудить мне победу. Дальше началась череда странных действий со стороны арбитров. Сначала присудили победу мне, что логично, ведь я указал на невозможный ход Магнуса (об ошибочной оценке ситуации линейным арбитром я уже писал – ИВ). Мы разошлись, пожав друг другу руки (Если это так, то это доказывает: а) Карлсен человек культурный, б) он также не знает нюансов правил – ИВ). Через какое-то время уже была готова жеребьевка следующего тура. Вдруг ко мне подошел главный судья, предложил продолжить партию с последнего момента, после обоих невозможных ходов.(после одного невозможного хода и отсутствия реакции на это со стороны Карлсена – ИВ)

Основной аргумент: в июле 2017-го вышел раздел правил, где подробно расписано, что такое невозможный ход, и ход чемпиона не попадает под эти описания. А что не запрещено, то разрешено! Все четко, логично? Конечно, нет! (Неправильно, этот пункт не изменился, за исключением перестановки нескольких слов в первом предложении. Достаточно посмотреть соответствующие Правила, действительные до 30 июня и действительные с 1 июля 2017 г. Текст обеих версий Правил есть на сайте ФИДЕ - ИВ).

            Во-первых, после остановки партии прошло около 20 минут, мы оба покидали игровую площадку и имели возможность воспользоваться компьютером. В таких условиях продолжать партию уже нельзя (Мне кажется, что оба игрока не покидали игровой зал, мобильные телефоны сдавались в гардероб, но с полной уверенностью сказать, что это не так, могу. Зато всем понятно, что шахматистам с гораздо низшей квалификацией достаточно минуты, чтобы оценить сложившуюся позицию  с шестью фигурами, не считая королей и пешек – ИВ). Но самое главное — в шахматах есть фундаментальные правила, которым несколько сотен лет. Не могут оба короля находиться под шахом, такая позиция невозможна, а значит и возможных ходов в ней нет! (позиция невозможна, когда на доске две непревращенные пешки на крайних горизонталях, когда у одной стороны есть сдвоенные пешки, а у другой весь комплект фигур, когда черный слон стоит на a1, а у белых пешки a2 и b2  и т.д. Это самые простые примеры невозможных позиций, которые возможны при игре в быстрые шахматы и блиц. Утверждение Инаркиева справедливо для стандартных шахмат, которым действительно несколько сот лет – ИВ). .,  

               Согласиться с тем, что ход Карлсена возможен, я никак не мог (это право каждого, соглашаться с чем-то или нет – ИВ), поэтому отказался продолжить партию, и мне засчитали поражение. Конечно, первое, что я сделал — это подал апелляцию. Но апелляционный комитет принял сторону главного арбитра…Вообще турниры по блицу проходят очень интенсивно, и у главного арбитра мало времени, чтобы разобраться в правилах (во-первых, настоящий арбитр должен помнить правила почти наизусть, а на случай заскока в голове от усталости в игровом зале должны быть доступны действующие правила в печатном виде – ИВ) . Поэтому я надеялся, что апелляционный комитет примет разумное решение. При коротком разговоре с комитетом быстро выяснилось, что их устраивает результат партии, и мои аргументы бесполезны (я бы сказал, что таковые необоснованы – ИВ).

            Более того, один из председателей апелляционного комитета намекнул, что ты специально оставил короля под боем, чтобы спровоцировать невозможный ход Магнуса (эта фраза уже не самого Эрнесто, а журналиста «МК», Я пониманию, что правила шахмат можно не знать, но догадаться, что в АК несколько членов, а председатель один, можно. Что касается утверждения о намеке, то это мог сделать присутствующий при апелляции. Разведка в «МК» работает – ИВ). Очень неприятно было это слышать. Такая глупость! Вероятность, что чемпион мира не увидит короля противника под шахом, тем более, что он своим предыдущим ходом этот шах объявил, ничтожна мала (но, тем не менее,  она существует – ИВ). Кроме того, Карлсен не был в каком-то особенно трудном положении, все события происходили на доске. Ему просто надо было остановить часы - и он сразу стал бы победителем.

Я не мог смириться с этой ситуацией (я не понял что означает смириться. Если с результатом, то решение АК окончательно. Если разобраться самому, то можно ознакомиться с правилами – ИВ) и сразу же решил проконсультироваться с международным арбитром Александром Ткачевым, членом комиссии арбитров Международной федерации шахмат (ФИДЕ) (вообще, международных арбитров, если верить сайту ФИДЕ, более 2000. Главный судья турнира Николопоулос является не только членом комиссии арбитров ФИДЕ, но и его председателем. Почему мнение одного международного арбитра ценится больше, чем мнение другого? Я получил звание МА в 1996 году, потом в течение четырех лет был членом комитета арбитров ФИДЕ, был заместителем и секретарем судейской комиссии РШФ. От этого я не стал ни умнее, ни глупее - ИВ). По его мнению, судьи должны были присудить ничью (в отличие от корреспондента «МК» я агентурой не располагаю, поэтому что заявил Ткачев, не знаю. Что касается ситуации, когда оба короля под шахом, то судье просто надо дождаться хода одного из игроков, и если позиция маразма сохранится, то присудить ничью. В партии Карлсен увел короля из под шаха. Если бы Инаркиев увел своего, то все было бы заиграно. Но самое смешное состоит в том, партия могла бы закончиться вничью. если бы был еще один невозможный ход Инаркиева, незамеченный соперником: после 28.Kd3  ход ладьей 23.. Red8, и автоматически 29.Ke3  вместо 29.Bd7. И только сейчас 29…Rb7 30.Bc4 Kc7 31. Rb7 Kb7 31. Bc7 или что-то в этом роде. Говорят, что единственным гарантированным средством от перхоти является гильотина, а сто процентной гарантией от беременности - возраст мужчины. Единственный способ избежать ситуаций, наподобие той. что случилась в партии Карлсен – Инаркиев  - это не играть в блиц по правилам блица. Стоит ли овчинка выделки?- ИВ). Во-первых, в невозможной позиции не может быть возможных ходов, а значит ход Магнуса недопустимый (это уже троекратное повторение тезиса – ИВ). Во-вторых, победа при фиксировании такого хода присуждается только в том случае, если получается возможными ходами поставить мат. Если не получается, то автоматически присуждается ничья (имеется в виду предыдущая легальная позиция. Скажем, игрок. имеющий короля и ладью, не рискует проиграть из-за невозможного хода, если у соперника король и слон – ИВ).

           Теперь о партии Грищук – Мамедьяров. Александр остановил часы и обратился к линейному арбитру с просьбой зафиксировать ничью по правилу троекратному повторению позиции после предполагаемого хода. Что делает в этом случае судья? Спрашивает соперника, согласен ли тот с таким требованием (cт. 9.1.2.3). Есть большая вероятность, что оба согласны на ничью, но в условиях цейтнота просто кто-то забыл о технологии предложения ничьи. Только после отказа соперника начинается разбор полетов. На мой вопрос, было ли такого рода обращение со стороны судьи к сопернику, Грищук ответил, что не помнит. Все остальное проходило в моем присутствии. Линейный судья не предложил Александру записать предполагаемый ход. На каждом столе лежал протокол партии, на котором этот ход можно было записать. Потом подошел заместитель главного судьи по мужскому турниру Махди Абдурахим. Услышав о требовании ничьи, он просто пошел в компьютерную комнату. У меня была полная уверенность в том, что через полминуты судья вернется с бланком партии и Грищук продемонстрирует позицию, которая с учетом предполагаемого хода, повторилась четыре раза. К моему удивлению, Мадхи вернулся, заявил, что требование неверное и добавил Мамедьярову одну минуту. Самое интересное заключается в том, что судья был прав в оценке позиции, но не той, о которой заявлял Грищук, а за полхода до этого. Искомая позиция дважды достигалась одним путем, а дважды другим. Но весь парадокс заключался в том, что судья вообще не должен проверять такого рода заявление без участия в проверке самих шахматистов. Такая практика существовала давно, а после истории в одном из Мемориалов Таля вошла как норма в Правила. Напомню, что тогда главный судья Гийссен присудил ничью по требованию одного из игроков. Позиция повторилась трижды, но один раз очередь хода была не та. Грищук партию проиграл, подписывать протокол не стал и потребовал от главного судьи провести проверку в его присутствии, что и было сделано в злополучной компьютерной комнате. Николопоулос решение нижестоящего судьи отменил и присудил ничью. Протест Мамедьярова был отклонен большинством голосов. Именно протокол заседания АК  по этому поводу вызвал у меня больший интерес, чем сама история. 

         Начну с того, что путаница начинается с самого начала. В протоколе говорится о протесте Грищука на его поражение с партии с Мамедьяровым, хотя протест был подан Мамедьяровым на последнее решение главного судьи. Члены АК Хорхе  Вега и Хишам ат-Тахер согласились с тем,  что троекратное повторение позиции решает. Третий член АК Малькольм Пейн имел свое особое мнение. Он считал, что результат не должен быть изменен после окончания соревнования. Весь вопрос, когда заканчивается партия. Например. два шахматиста могут играть до бесконечности, когда у каждого осталось только по королю. Кто-то проиграет по времени, подпишет протокол и т.д. Это уже не имеет никакого значения. Партия закончилась раньше. Далее Пейн отмечает, что у Грищука был шанс не только сыграть вничью, но даже выиграть. При этом право на протест появлялось у Мамедьярова. А почему нет? Если его не спрашивали, согласен ли он на ничью, то такое же основание для протеста было и у другой стороны. Также Пейн посчитал, что Грищук допустил ошибку, не настояв, чтобы его допустили к компьютерной записи ходов. Возможно и так. Но в этом случае надо признать то, что игроки должны знать правила лучше арбитров. Тогда для чего вообще нужны последние? Наконец, еще одно заключение: с точки зрения спорта ошибки арбитров являются составляющими соревнования и не должны меняться после его окончания. Знатоки спорта могут привести много примеров того, что это не так, причем на соревнованиях самого высокого ранга, включая Олимпийские игры. Так, в соревнованиях по толканию ядра у женщин на Олимпиаде 2012 в Лондоне компьютер показал одинаковый результат у двух метательниц молота. Судьи посчитали, что произошла ошибка, и дали спортсменке дополнительную попытку, которая оказалась неудачной. После окончания соревнования выяснилось, что компьютер не сломался. Последовал протест. Аннулированный подход засчитали. После этого новый протест, уже с другой стороны. Не уверен в точности изложения фактов, но это не принципиально. Мне кажется, аналогия напрашивается. Но самым шедевром является рекомендация в будущем проверять такое требование игрокам и арбитрам вместе. Надо думать, п. 11.12 Правил по какой-то причине в течение нескольких лет был неведом членам АК. Вспоминаю историю с исключением одного шахматиста из Чемпионата России 2011 года в Таганроге за то, что тот пришел на тур в нетрезвом состоянии. АК отменил это решение главного судьи. мотивируя тем, что это не было записано в положении о соревновании. То. что это записано в правилах шахмат фИДЕ, оказалось не важным. 

           Но бог с ним. Жизнь состоит не только из шахмат. В Саудовской Аравии тем более. Из арабских стран СССР не имел дипломатических отношений только с двумя: Саудовской Аравией и Султанатом Оманом. Последний сейчас стал местом отдыха, пусть не таким популярным, как соседние ОАЭ. Надо только купить туристическую путевку. Королевство стояло особняком, В бытность студентом побывать там хотелось больше, чем в Париже. Пословица «увидеть Париж и умереть» адресована нормальным людям. Великий комбинатор мечтал побывать на пляже в Рио-де-Жанейро в белых штанах. Мне это удалось по дороге в Посос-де-Кальдос на чемпионат мира среди кадетов. Но даже это не затмило мечту 40-летней давности.

               Большой неожиданностью был гала-ужин в одном из отелей Эр-Риада, куда были приглашены все участники турнира. Техническое оснащение зала было на самом высоком уровне. В течение часа выступал оркестр во главе с звездой саудовской эстрады, лауреатом многих конкурсов. Сейчас сожалею, что не записал его имя. Не будучи знатоком музыки, я не решаюсь дать свою оценку. Это вместо меня сделал наш бывший соотечественник, а ныне сосед Бориса Постовского по Бостону судья Эдуард Духовный. Будучи гораздо культурнее и образованнее, чем автор данной статьи (но, конечно, не такой, как другой гражданин США по фамилии Трамп), он был в восторге от музыки с частым переходом от арабских мотивов к европейским и обратно. По его словам, маэстро чем-то напоминал Раймонда Паулса… 

…Уже в воздухе, покинув страну, почему-то всплыла в памяти фраза: сбылась мечта…..

 

Игорь Верещагин

Международный арбитр

Категория: Мои статьи | Добавил: g2g4 (29.01.2018)
Просмотров: 229 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории раздела
Мои статьи [403]
не мои статьи [0]
не мои статьи
статьи о турнирах [0]
статьи о турнирах
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0